Герои

%d0%b4%d0%be%d0%bc%d0%be%d0%b6%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b2Доможаков Николай Николаевич

(25 февраля 1971г. – 12 ноября 1995 г.)

старший лейтенант милиции

Родился в с.Балгазын Тандинского района Республики Тыва. В Органах внутренних дел с апреля 1995 года. Последняя должность – старший инженер-сапёр ОМОН МВД Хакасии. Дважды направлялся в служебные командировки в Северо-Кавказский регион (10.08.-22.091995 г., 06.11.-12.11.1995 г.).

За проявленные мужество и отвагу в предыдущей командировке награждён медалью «За отвагу».

6 ноября 1995 года был направлен в очередную служебную командировку в Чеченскую республику. 12 ноября 1995 года, в период нахождения в командировке, старший лейтенант милиции Николай Доможаков в составе второго взвода ОМОН МВД Хакасии заступил на суточное боевое дежурство и приступил к осмотру и инженерной разведке прилегающей территории к КПП-6 Октябрьского района г. Грозного. Его огневое прикрытие обеспечивал сержант милиции Дмитрий Инкин. В ходе выполнения поставленной задачи, Николай обезвредил ряд взрывных устройств и приступил к разминированию очередного. Как выяснилось позже, им оказалась мина-ловушка, при взрыве которой от полученных тяжёлых ранений Николай Доможаков и Дмитрий Инкин погибли.

За проявленные мужество и отвагу, проявленные при выполнении служебного долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни, старший лейтенант милиции Николай Доможаков награждён орденом Мужества (посмертно).

«…Да, жизнь пройти – не поле перейти,

И нужно жить как можно лучше.

Путем прямым ее пройти,

А не извилистой дорожкой…»

Эти строки написал Николай. Впервые он опробовал поэтическое перо в 7 классе. Первым ценителем его стихов стала мама. «Послушай, мама, складно или нет?» — спросил тогда Николай. Она долго вслушивалась в слова, которые произносил сын, а потом почему-то сказала: «Нет, не складно». Молодой поэт улыбнулся и продолжил писать, только долгое время все же маме стихи не показывал, понимал: не до того ей, чтобы стихи читать – семью нужно поднимать. Одна ведь растила Нина Васильевна двух сорванцов, и Николай прекрасно это понимал. От того и вырос он самостоятельный и целеустремленный. Он стремился добиваться того, чего хотел, а хотел Николай ровно столько, сколько нужно обычному человеку: хорошее образование, любимую работу, дружную семью.

Желание носить погоны проявилось у Николая рано. Уже с пятого класса он начал засматриваться на военных. А в восьмом классе принял твердое решение: он обязательно поступит в военное училище. Николай даже попросил маму сходить в военкомат и узнать: возьмут ли его в Суворовское. Оказалось, что для того, чтобы туда попасть, нужно окончить десять классов. И поскольку за плечами у Николая было всего восемь – он начал себя готовить к будущей профессии: углубился в учебу и занятия спортом. Мама как-то спросила сына: «Чем тебе военные нравятся?» Николай ответил просто: «Потому что они честные и дисциплинированные». На том разговор и закончили. Нина Васильевна поняла: выбор сына – окончательный.

После Тюменского военно-командного высшего инженерного училища Николая направили в Приморский край, где он прослужил два года. Однако душа рвалась в родной город и он написал рапорт о переводе в Абаканский военный гарнизон, да только перевода почему-то так и не дождался – ушел из военной службы, но без дела сидеть не мог. Вскоре одна служба заменила другую: в отряд милиции особого назначения, который только организовался, Николая приняли, как специалиста, не задумываясь.

Служба Николаю пришлась по вкусу. Появились новые друзья, знакомства. Два года пролетели как один день, и вот однажды он сказал: «Мам, меня в Москву отправляют – звание получать». Нина Васильевна удивилась, но Николай заверил: в ОМОНе за любым званием нужно ехать в Москву, вручают – там. Материнское сердце, едва заподозрив неладное, все же успокоилось: слишком уж правдиво говорил Николай.

Спустя несколько дней после отъезда сына, она увидела заметку в газете о том, что отряд бойцов ОМОН убыл в служебную командировку на северный Кавказ. Причем в тот же день, когда Коля уехал в Москву. Нина Васильевна не стала теряться в догадках, а задала свой вопрос руководителям, приехав прямо в отряд, где ей сообщили, что Коля действительно уехал в Чечню. Нина Васильевна расстроилась, однако, будучи матерью, она прекрасно понимала, что Николай не сказал ей правду только потому, что не хотел, чтобы она расстраивалась. Тем не менее, правда оставалась правдой, и для Нины Васильевны начались тревожные дни ожидания. Всю командировку она проездила в отряд, все спрашивала: как они там?

Николай вернулся неожиданно: он подъехал прямо к дому. Нина Васильевна помнит этот момент так ярко, будто бы Коля приехал только вчера:  они радостно бежали навстречу друг другу, а потом Николай подхватил ее, словно девочку, и закружил: «Мама, посмотри на меня, я – живой! Меня представили к награде за отвагу!» Она смотрела на него и, казалось, не узнавала: худой, уставший, глаза блестят – таким сына она никогда не видела. Расспрашивала: как там, в Чечне? Но Николай не отвечал на эти вопросы. И даже когда в гости приходили друзья, и Нина Васильевна невзначай заходила к ним в комнату, Николай сразу замолкал. Только однажды она услышала обрывок случайно брошенной фразы: «…ходишь весь в напряжении, кажется, что кто-то ножом в спину ткнет…». Она переживала, но вида не показывала, с ощущением неизбежности ждала, когда Коля скажет о том, что снова уезжает. И он сказал: «Мам, надо ехать, но ты меня не провожай». Нина Васильевна поняла все без лишних расспросов: надо, значит, надо. На то и матери, чтобы ждать сыновей с войны.

Перед долгой дорогой Николай уснул, а потом вдруг вскочил: «Мама, я такой страшный сон видел!» Нина Васильевна до сих пор места себе не находит: почему не спросила, что за сон? Каждый раз при этом воспоминании материнская душа болит и просит у сына прощения, ждет и верит, что когда-нибудь Коля обязательно придет. Нина Васильевна хранит все его вещи, фотографии и даже дневник, который он писал еще в Тюменском училище.

Память о погибшем сыне не покидает ее. И все больше людей хотят знать, каким он был. В школе села Доможаково, где они жили до переезда в Абакан, есть мемориальная доска. Есть она и в национальной гимназии, которую Николай заканчивал. Ученики и учителя гордятся тем, что у них учился Николай. Некоторые школьники даже хотят стать похожими на Колю. Нина Васильевна вздыхает: он такой был один, но все же рассказывает о Николае. О том, что он был на все руки мастер. О том, что он вырос с твердым характером. О том, что он очень любил свою маму, прислушивался к ней, совета спрашивал…

Коля всегда говорил: мама, ты за меня не переживай, у меня все будет нормально. Но он никогда не говорил, что ему трудно, не жаловался, решал все проблемы сам. Никогда не просил денег. Только один раз – на новые кирзовые сапоги в военном училище. Иногда Нине Васильевне казалось, что Коля знал все наперед и предчувствовал, что погибнет. Но долг для него был превыше всего.

А еще Нина Васильевна хранит справку о смерти сына, но так ни разу ее не читала – не может прикоснуться, боится. Может быть, это и дает веру в то, что где-то по ту сторону жизни он все же жив и, наблюдая за мамой, которую он так любил, дает и ей силы жить дальше, почувствовать, что он где-то рядом. Ведь каждое утро мать начинает со слов: «Доброе утро, Коля».

%d0%b8%d0%bd%d0%ba%d0%b8%d0%bdИнкин Дмитрий Петрович

(22 декабря 1969 г. – 12 ноября 1995 г.)

сержант милиции

 Родился в городе Кисловодске Ставропольского края. В Органах внутренних дел с сентября 1993 года. Последняя должность – боец ОМОН МВД Хакасии. Дважды направлялся в служебные командировки в Северо-Кавказский регион (10.08.-22.09.1995 г., 06.11.-12.11.1995 г.).

6 ноября 1995 года был направлен в очередную служебную командировку в Чеченскую республику. 12 ноября 1995 года второй взвод ОМОН МВД Хакасии, в состав которого входили сержант милиции Д.Инкин и старший лейтенант милиции Н.Доможаков, заступил на суточное боевое дежурство на блок-пост №6 Октябрьской комендатуры г. Грозного. При заступлении в наряд личный состав приступил к осмотру и инженерной разведке территории, прилегающей к блок-посту. Дмитрию было поручено обеспечить огневое прикрытие от возможного обстрела со стороны боевиков Н.Доможакова, который в это время проводил инженерную разведку. В ходе выполнения поставленной задачи старший инженер-сапёр старший лейтенант милиции Н.Доможаков подорвался на мине-ловушке в 70-ти метрах от блок-поста. В результате произошедшего взрыва, оба бойца погибли от полученных тяжёлых осколочных ранений.

За проявленные мужество и отвагу при выполнении служебного долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни, сержант милиции Дмитрий Петрович Инкин награждён орденом Мужества (посмертно).

Отзывчивый, незаносчивый, простой – так о Дмитрии отзываются его сослуживцы. Когда Дима погиб его сыну было всего 3 года. Сейчас он вырос и пошел по стопам отца – учится в институте МВД России, чтобы связать свою жизнь с одной из достойнейших профессий – профессией милиционера. Папу он помнит плохо, но когда приходит в гараж, в котором хранятся все его детские игрушки, воспоминания всплывают сами собой, ведь все эти игрушки ему подарил отец.

Дмитрий был человеком, который очень хорошо запоминался: крепкий, веселый, а, главное, открытый. Об этом говорит Владислав Севостьянов – он вместе с Дмитрием находился в служебной командировке, которой было суждено стать для Димы последней. Они любили петь вместе песни, шутить. А еще Дмитрий всегда приходил на помощь. Несколько раз его просить было ненужно. Об этом говорят все: и сослуживцы, и родные, и друзья. И даже в тот злополучный день, 12 ноября, Дмитрий вызвался помочь – его никто не просил.

Родные и сослуживцы смогли поверить в гибель смелого и решительного Димы только после того, как побывали на его могиле. До этого их преследовало ощущение нереальности: как такое могло произойти? Что могло пойти не так?..

И только глубоко в душе все они понимали, что на самом деле это – война, беспощадная, злая и бессердечная, для которой все равны и нет ни детей, ни стариков, ни мужей, ни сыновей, ни отцов.

Владислав Севостьянов,  говоря о Дмитрии, тяжело вздыхает: «…он был настоящим бойцом…». Говорят, находясь в служебной командировке, бойцу, чтобы выжить, надо уметь полностью переключаться, отбросить все лишнее. Дмитрий так делать умел, и в этом ему помогало развитое чувство ответственности. Он думал не о себе, а, в первую очередь, о своих боевых товарищах, прикрывая их спины и зная, что его спина в бою  тоже прикрыта. Он действовал без фанатизма, но всегда реально оценивал ситуацию.

Отправившись в свою вторую командировку на Северный Кавказ, Дмитрий  не стал ничего говорить своим братьям, знала только мать и жена. Он подумал: зачем их тревожить лишний раз? Ведь он уже был в Чечне и твердо знает, что ничего плохого случиться не может. Решил, что напишет прямо оттуда, сообщит, что все в порядке, и что скоро он вернется домой.

Однако письмо написать он не успел. Страшная весть долетела до родных раньше.

Со дня гибели Дмитрия прошло много лет. Но воспоминания о нем до сих пор живы в сердцах его близких и друзей: бессменный капитан школьной баскетбольной команды, спортсмен, отличный друг, прекрасный отец, незадолго до командировки он объехал всех родственников, судьбою разбросанных по территории страны. Не зная, что его ждет впереди, он со всеми как будто попрощался.

Его образ остался на фотографиях и на видеозаписях. На одной из них, подготовленной к 15-летию Отряда милиции особого назначения МВД Хакасии, Дмитрий, улыбаясь, и не видя, что его снимают на камеру, слушает напутственные слова матери, отправляющей сына на войну. А внизу экрана зияют красные буквы на черном фоне: Инкин Дмитрий, погиб 12 ноября 1995 года, город Грозный.

 

%d0%b1%d0%b0%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d0%be%d0%b2Баженов Алексей Геннадьевич

(29 марта 1972 г. — 17 августа 1996 г.)

младший сержант милиции

 Родился в городе Черногорске Республики Хакасия. В Органах внутренних дел с сентября 1994 года. Последняя должность – милиционер-боец ОМОН МВД Хакасии.

27 июня 1996 года Алексей был направлен в служебную командировку в Чеченскую республику. 17 августа 1996 года, в период нахождения в командировке, младший сержант милиции Алексей Баженов в составе группы милиционеров ОМОН МВД Хакасии и ОМОН УВД г. Санкт-Петербурга принимал участие в обеспечении коридора безопасности из комендатуры Ленинского района г. Грозного в Координационный центр МВД РФ в Чеченской республике.

После прохода основной группы в Координационный центр, Алексей и другие милиционеры остались в укрытиях. Следующая группа, следовавшая в Координационный центр, подверглась обстрелу из автоматического оружия со стороны боевиков. Оценив ситуацию, Алексей Баженов, с риском для собственной жизни, принял решение вызвать огонь на себя, и тем самым обеспечить проход группы. Им был открыт встречный огонь из автомата по позициям боевиков. Своим мужественным поступком Алексей спас жизни сотрудникам группы, но сам, получив в ходе боя смертельное ранение в голову — от пули снайпера погиб.

За проявленные мужество, отвагу и героизм младший сержант милиции Алексей Баженов награждён орденом Мужества (посмертно).

Алексей появился на свет 4-килограмовым богатырем. Это был долгожданный первенец в семье Баженовых. Кареглазый и улыбчивый мальчишка рос всем на радость. И только в 4 года с фотографии на счастливых родителей взглянул совсем другой человек: взрослый и серьезный.

Однако это ощущение быстро прошло – Алексей был обыкновенным ребенком. Как вспоминает его мама, Валентина Павловна: «…Лёша не был пятерочником, и рос он сам. Время было такое, когда все работали – некому было сидеть с детьми. А что ты успеешь дать малышу за несколько часов общения вечером – нашлепать, покормить, спросить все ли в порядке, а бывало, что и в школу вызывали – в общем, как у всех…».

Но родительская любовь творит чудеса: Алексей вырос активным человеком с твердой жизненной позицией. Он участвовал в школьной самодеятельности, занимался борьбой, стрельбой, участвовал в театральном кружке. Потом, уже будучи студентом Черногорского горного техникума, Алексей играл в футбол в студенческой команде, был участником студенческого отряда.

О безмятежных школьных и студенческих годах Алексея его родители хранят множество любительских фотографий, сделанных в то далекое время. С пожелтевших снимков на них смотрит Алексей, улыбаясь открытой улыбкой в компании своих друзей. А их у него было всегда много. И летом и зимой они ездили отдыхать на природу – Алексей не мог сидеть на месте, не мог без общественной жизни. Он очень быстро загорался и тогда бросал все силы на реализацию возникшей идеи. При этом начатое дело он никогда не бросал – это был очень увлеченный человек, способный зажечь своей энергией окружающих.

А потом для заботливых родителей наступило, как казалось, страшное время: армия. Валентина Павловна вспоминает, с каким тяжелым сердцем она впервые отправляла сына в неизвестность на целых 2 года.

Они пролетели быстро. После службы в железнодорожных войсках в Волгограде, Алексей вернулся домой. Повзрослевший, возмужавший, он был серьезно настроен на службу в милиции. С желанием сына Валентина Павловна смирилась – думала, что страшнее, чем отправлять его в армию, ничего уже не будет. Об одном просила, уговаривала: «Сынок, только в Чечню не надо…» Да только Алексея было не удержать. Он принял решение: ему нужно ехать, хотя точно знал, что «грузы 200» уже идут в Россию.

17 августа Валентина Павловна была на работе, когда отец Алексея – Геннадий Афанасьевич, произнес тяжелые слова: «Лёшу нашего убили…». Пережить горе оказалось не просто. Да и как можно легко справиться, когда уходят дети? Мать героя признается, что Алексей был очень хорошим сыном: «С детства он был работящий, отзывчивый, всегда помогал. Опора наша и защита…».

Теперь, спустя более 10 лет после гибели сына, родители считают, что жизнь прожита не зря – их сын не забыт. Черногорская школа № 18, а ныне это лицей, носит его имя. На горном техникуме, где учился Алексей – мемориальная доска. И это не просто дань традиции. Ученики и студенты действительно хотят знать о герое, который, так же как и они, сначала учился в школе, потом стал студентом и жил так, как велело ему сердце: честно и до конца исполняя свой служебный долг.

На торжественные линейки и вечера памяти, посвященные Алексею, Валентина Павловна приходит всегда. Считает, что своих героев поколения должны знать. И раз ее сына считают героем, то он действительно этого достоин.

Любая мать растит своих детей для хорошей жизни. Девять месяцев под сердцем – это срок для того, чтобы вложить в малыша всю свою безграничную любовь, и в день его появления на свет почувствовать себя самой счастливой женщиной на земле. Именно поэтому, как память об этом радостном событии, мы, матери, часто храним бирки, которые нашим малышам надевают в роддоме: фамилия, имя, рост ребенка, его вес и час рождения. Валентина Павловна хранит эти бирки с трепетом: с ними Алексей пришел в этот мир. Но кроме них, она хранит и еще одну бирку, снятую с ноги Алексея в морге.

До сих пор, спустя уже больше 10 лет, Валентине Павловне снится один и тот же сон. Ей снится сын Лёша, который говорит: «Мама, не плачь, я живой…». И тогда надежда вновь просыпается в материнской душе: «А вдруг это ошибка? Вдруг похоронили не нашего сына, ведь это отец ездил забирать его в Маздок, я-то не видела…». Но сомнения быстро уходят, и тогда сердце начинает сдавливать немая тоска, не смотря на столько прошедших лет.

Однако для Валентины Павловны и Геннадия Афанасьевича жизнь все же продолжается. В 2010 году в родном городе Алексея – Черногорске — появилась новая улица. Эта улица носит имя Алексея Баженова – героя Чеченской войны, для родителей Лёши – обычного ребенка, который был рожден для того, чтобы спасти жизни своих боевых товарищей.

 

%d0%bf%d0%b0%d0%b2%d0%bb%d1%8e%d0%baПавлюк Александр Петрович

(26 мая 1957 г. – 27 сентября 2000 г.)

подполковник милиции

Родился в городе Винница Украинской ССР. В органах внутренних дел с апреля 1998 года. Последняя должность – начальник оперативно-боевого отделения СОБР УБОП КМ МВД по Республике Хакасия. Трижды направлялся в служебные командировки в Северо-Кавказский регион (01.10.-30.11.1999 г., 02.03.-03.06.2000 г., 01.09-27.09.2000 г.). Неоднократно принимал участие в боевых столкновениях с незаконными вооружёнными формированиями.

За мужество, отвагу, образцовое выполнение служебного долга, проявленные в предыдущих командировках, был награждён орденом Мужества.

1 се6нтября 2000 года Александр был направлен в очередную служебную командировку в Чеченскую республику. 27 сентября 2000 года во время проведения инженерной разведки группой сотрудников СОБР 8 человек, в которую входил подполковник милиции Александр Павлюк, попала в засаду боевиков и была обстреляна из автоматического оружия с двух огневых точек. Заняв круговую оборону, сотрудники ответным огнём отразили нападение. Александр был тяжело ранен, но продолжал вести огонь из своего оружия, прикрывая товарищей. Вторая пуля оказалась смертельной. Александр Павлюк скончался на месте боя. Бой длился в течение 10 минут.

За смелые и решительные действия, личное мужество и героизм, проявленные при выполнении служебного долга, подполковник милиции Александр Павлюк награждён вторым орденом Мужества (посмертно).

Их познакомило небо. Александр был военным, служил в десантных войсках и по долгу службы обучал молодых солдат прыжкам с парашютом. Она – маленькая и хрупкая, но бесстрашная – уже не раз парила в небе, как птица. Так и заметили друг друга. Так и познакомились. Косая сажень в плечах, отглаженная военная форма, добрые глаза и очень добрая улыбка – все это покорило будущую супругу Саши – Эдиту навсегда.

Говоря о нем, она не может скрыть легкой улыбки – воспоминания приходят сами собой и вызывают в душе волну тепла и света. Они жили хорошо. В их доме всегда царило веселье, друзья, песни, танцы. «Саша умел танцевать, — признается Эдита, — а я не умела. Еще когда мы познакомились, он прекрасно вальсировал…»

При этом на самом деле Александр был сдержанным и уравновешенным человеком. Он не выставлял свои чувства напоказ. И если переживал, то переживал в себе. На вопрос, каким человеком был для Эдиты Александр, она не задумываясь отвечает: «Знаете, какие настоящие мужчины? Он был именно таким – очень порядочным и честным». Его друзья и сослуживцы вспоминают, что за себя Александр никогда не мог просить и не просил. А за других – всегда помогал…

Саша оставил военную службу и ушел в отставку, выработав военный стаж. При увольнении в запас он получил характеристику, которую Эдита хранит до сих пор: эта характеристика определила Сашину дальнейшую судьбу. В ней печатными буквами за подписью командира части Алексея Лебедя дословно написано: рекомендован для прохождения службы в органах внутренних дел на должностях, связанных с инженерными специальностями. А между тем Александр даже не планировал связывать свою жизнь со службой в милиции и уж тем более в одном из серьезнейших подразделений – специальном отряде быстрого реагирования.

Однако отрядная жизнь была ему по душе. Он окунулся в нее с головой. Командировки в Дагестан, Чечню – были для него обычным делом, ведь он прошел Афганистан, был ветераном Афганской войны. Правда, после первой поездки в Чечню Александр долго не мог сдержать обиду: «В Чечне, там же наши наших бьют. А мы, вроде как, одна страна, одни люди…» В Афганистане все было по-другому: чужая страна, чужие люди и «духи» — они тоже были чужими.

Однако понятие служебного долга было знакомо Александру как никому другому. Именно поэтому в силу своего характера и военного прошлого, вопросов он задавать не привык. В отряде он обучал ребят саперному делу, проводил занятия.

В последнюю командировку, как вспоминает Эдита, отпускала мужа с тяжелым сердцем. О том, что в Чечне идет война, знала не понаслышке. Она верила Александру, а не речам, которые слышала по телевизору. Говорила ему: «Ты же можешь уйти на пенсию!» На что Александр твердо ответил: «Если не поеду я – значит, придется ехать кому-то из ребят. Поедут пацаны, а я – опытный…» Эдита вздыхает: «Он никогда не был трусом, думал, что если откажется от поездки – таким бы его и считали. Да он бы и не отказался. У них в отряде это было не принято. Никогда никто не отказывался – только в бой рвались. Да разве их удержишь?..» Удержать Сашу было действительно невозможно. Сильный характером и волей, хозяин своего слова, «Петрович», как по-дружески называли Александра бойцы – все-таки уехал на войну, которая стала для него последней.

Страшная весть пришла неожиданно, и если бы не близкая подруга, которая днем и ночью поддерживала Эдиту, в одночасье ставшую вдовой, то, переживая смерть любимого человека, можно было лишиться рассудка. Однако было еще одно обстоятельства, которое не позволило сильной женщине опустить руки – сын, которому не было еще и 5 лет. Мальчишке долго не говорили, что произошло, а теперь он хочет пойти по стопам отца и поступить в Суворовское училище.

В этой семье бережется память об Александре — самом лучшем человеке с добрыми глазами и очень доброй улыбкой, настоящем мужчине. Фотографии хранятся вместе с документами, чтобы в любой момент можно было окунуться в воспоминания, которые не уходят. В шкафу по-прежнему на своем месте висит Сашина камуфлированная форма, как будто он сейчас войдет, оденет ее и, как всегда, пойдет на службу, чтобы вновь вернуться домой, где его по-прежнему любят.

 

%d1%81%d0%b5%d1%80%d0%b3%d0%b5%d0%b9-%d0%ba%d0%b8%d1%80%d1%8f%d1%87%d0%b5%d0%baКирячёк Сергей Васильевич

(06 апреля 1972 г. – 26 марта 2001 г.)

капитан милиции

В Органах внутренних дел служил с июля 1993 года. Последняя должность – оперуполномоченный СОБР УБОП КМ МВД Хакасии. Четыре раза направлялся в служебные командировки в Северо-Кавказский регион (21.03.-04.05.1994 г., 19.08.-19.09.1994 г., 29.11.1999 г.-31.01.2000 г., 01.09.-27.09.2000 г.).

За мужество, отвагу, образцовое выполнение служебного долга, проявленные в боевых действиях в предыдущих командировках, дважды награждён орденом Мужества (1996 г., 2000 г.).

1 сентября 2000 года был направлен в очередную служебную командировку в Чеченскую республику. 27 сентября 2000 года, во время проведения инженерной разведки в городе Грозном, группа сотрудников СОБР, в которую входил капитан милиции Сергей Кирячёк, попал в засаду боевиков и была обстреляна из автоматического оружия. В ходе ожесточённого боя Сергей был ранен, но продолжал вести огонь из своего оружия, прикрывая товарищей. Получив второе пулевое ранение в голову, он потерял сознание. Его товарищи сделали всё, чтобы спасти друга. Несмотря на продолжавшийся бой, они, рискуя собственными жизнями, вынесли раненого Сергея из-под обстрела и отвезли в госпиталь Ханкалы. Около семи месяцев Сергей Кирячёк находился на лечении, но 26 марта 2001 года его сердце перестало биться.

За смелые и решительные действия, личное мужество и героизм, проявленный при выполнении служебного долга, капитан милиции Сергей Васильевич Кирячёк награждён третьим орденом Мужества (посмертно).

Анна Леонтьевна – настоящая мать. Она бережно хранит не только воспоминания о своем сыне, но и его детские рисунки, первые прописи, первое поздравление с 8 марта, аккуратно выведенное детской Сережиной рукой. Прошло почти десять лет с того дня как Сергея не стало, однако боль в материнской душе не утихает и вряд ли когда-нибудь утихнет. «Когда я решилась написать воспоминания о моем сыне, то не представляла еще, как это трудно писать о своем любимом и единственном ребенке, которого уже нет.

Хочется рассказать о нем как можно больше, чтобы люди знали: как он рос, каким был, что любил, чем занимался, что читал, с кем и как умел дружить…

Нахлынувших воспоминаний много. Каждая мать помнит о своем ребенке буквально все: первый вздох, шаг, слово, улыбку. И сколько бы ему не было лет, для матери он всегда — ее ребенок.

Мой сын Сергей родился 6 апреля 1792 года в г. Хасавюрте Дагестанской АССР. Я работала в детском саду воспитателем, а папа на кирпичном заводе электриком. Рос Сережа в семье, где его очень любили, баловали, но держали в строгости. У него было много родственников, которые тоже любили и заботились о нем: три бабушки, дедушка, тетушки, дяди.

Детство и юность Сережи прошли в Дагестане, где и сформировался характер, нравственные и физические качества, отношение к жизни, людям.

До 5 класса Сережа учился на «отлично», затем стал ударником. С грамотой закончил и музыкальную школу по классу баяна. Играл в школьном театре, был хорошим спортсменом – разрядником по волейболу, играл за сборную школы. Он всегда был лидером и имел много друзей.

В Абакан мы переехали жить в 1986 году. В этом же году он поступил учиться в политехнический техникум на отделение Технический ремонт и обслуживание автомобилей. В то время я тоже поступила в институт, так что учились мы с сыном вместе: вместе готовились к экзаменам, вместе сдавали сессии, вместе закончили обучение. Свою зачетку я от Сережи никогда не скрывала, наоборот, считала, что он должен ее видеть. Ведь лучший способ воспитать ребенка – это показать ему личный пример.

И Сережа очень старался. Два года он был старостой курса. В это время он приобрел много друзей – однокурсников, которые часто бывали у нас дома. Друзья любили его за открытую душу, доброту, большое чувство юмора и веселый характер. Он умел организовать, рассмешить, помочь, если было надо. А за помощью к нему ребята обращались часто, даже после окончания техникума. Мой сын никогда в этом не отказывал, потому что дружбе он был предан.

Затем Сережа пошел в армию, после чего поступил на службу в Специальный отряд быстрого реагирования. СОБР он нашел сам. Командир отряда Василий Кузьмин стал для него вторым отцом. Сережа очень гордился формой, которую носил. И гордился сплоченным коллективом, где в цене была ответственность, мужественность и честность.

Будучи уже на службе, Сережа поступил в Красноярский аграрный институт на факультет «Экономики и управления». Учился хорошо, но не успел закончить – ему оставалась последняя сессия…

Когда он поехал в ставшую для него роковой командировку, его дочери Настеньке было всего 2 месяца. Мы его очень просили отказаться, не ехать, но Сережа нам строго сказал: «Я не предатель. Своих ребят я не бросаю».

Сначала я не могла понять его, ведь маленького ребенка, свою дочь, он очень любит, ждал ее появления на свет! Я видела, какой он был гордый, став папой, он сам стирал и гладил пеленки, купал, так же не спал ночами, даже нанял детского врача, чтобы дочурка была под постоянным присмотром специалиста. Но в то же время он не мог не уехать со своими ребятами, потому что это были друзья, проверенные той же самой Чечней, хорошо знавшие цену дружбе, жизни и смерти.

И был мой сын, как говорят, на передовой линии фронта. Он был сапером. 27 сентября 2000 года на рассвете он с Александром Павлюком проводил инженерную разведку. Они уже разминировали определенный участок, когда стрельбу по ним открыл снайпер. Сережа был тяжело ранен в голову. Другая пуля попала в бронежилет и застряла в нем, но от сильного удара свернулось одно легкое…

Долго его лечили в госпиталях Ростова, Москвы, а затем и в Абакане, но из-за тяжелого ранения в 19 часов 40 минут вечера 26 марта мой сын умер. Так, спасая жизнь другим людям, он ушел сам».

Как бы ни было тяжело материнское горе – надо было продолжать жить дальше. Анна Леонидовна старалась не погружаться в тяжелые воспоминания того кошмара, который она пережила в больничных палатах рядом с сыном. Она стала много читать, переосмысливать свои взгляды, анализировать прожитый отрезок жизни. Однажды, перебирая Сережины книги и свои воспоминания, Анна Леонидовна вдруг поняла, что ее сын был рожден воином. Все его детские книги были о войне, игры – в войну, игрушки – пистолеты, автоматы, луки, стрелы… Он очень серьезно занимался спортом, тренировал силу и выносливость. Сергей подсознательно готовил себя к тому, чтобы отдать свою жизнь за жизнь боевых товарищей.

А теперь в том, что Сергей где-то рядом, Анна Леонтьевна не сомневается. В трудные моменты жизни она чувствует его присутствие особенно ярко. И материнскому сердцу становится немного легче, ведь даже по разные стороны жизни они, самые близкие люди —  мать и сын, – все равно вместе.

В 2011 году у здания МВД по Хакасии открыт памятник Сергею Кирячёк. У его подножия теперь всегда живые цветы.

 

%d0%ba%d1%83%d1%86%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%beКуценко Руслан Анатольевич

(19 апреля 1979 г. – 29 августа 2001 г.)

сержант милиции

Родился в г. Кемерово Кемеровской области. В органах внутренних дел с декабря 1999 года. Последняя должность – милиционер – боец ОМОН МВД Хакасии.

8 августа 2001 года был направлен в служебную командировку в Чеченскую республику. 29 августа 2001 года, в период нахождения в командировке, сержант милиции Куценко в составе группы из числа сотрудников ОМОН после смены суточного дежурства на блок-посту населённого пункта Курчалой, возвращались на служебной автомашине УРАЛ-4320 в временной дислокации. На автодороге Белоречье-Курчалой автомашина с сотрудниками была подорвана на радиоуправляемом фугасе. Одновременно с подрывом по автомобилю и находящимся в нём сотрудникам боевиками был открыт сильный огонь из автоматического оружия и гранатомётов. Наши сотрудники выстояли и сумели дать достойный отпор боевикам. Но в этом бою от тяжелых осколочных ранений, ожогов и большой потери крови погиб Руслан Куценко.

За образцовое выполнение служебного долга в условиях, сопряжённых с реальным риском для жизни и проявленные при этом мужество, сержант милиции Руслан Куценко награждён орденом Мужества (посмертно).

Есть пословица: устами младенца глаголет истина. Маленький Руслан Куценко однажды по дороге в детский сад сказал маме: «Мам, ты знаешь кем я буду, когда вырасту? Милиционером… Только ты никому не говори».

Она не сказала – это стало их маленькой тайной. А когда Руслан пришел из армии, эта тайна перестала быть тайной сама по себе – Руслан действительно стал милиционером – бойцом отряда милиции особого назначения.

Суровая работа отнимала много времени, но все же не мешала ему предаваться любимым занятиям: рисовать, мастерить своими руками различные вещи и слушать музыку. При этом рисовал Руслан исключительно военную технику, собственно, как и все мальчишки.

Эти картины ожили лишь однажды, когда молодого, только начавшего жить по-настоящему Руслана, родные провожали в первую служебную командировку на Кавказ. Конечно же, они смотрели ежедневные выпуски теленовостей, слушали то, о чем говорят люди, но война оставалась для них чем-то далеким и непонятным, ведь яростный 1995 давно остался в прошлом.

Осознание серьезности предстоящего, матери — Евгении Васильевне и жене – Лене, пришло в тот миг, когда она оказались на вокзале: вокруг бойцов, отправляющихся в командировку, толпились провожающие с напряженными лицами, а те, кто уже бывал в Чечне не в первый раз и не привык к долгим проводам, грузили оружие. Настоящее боевое оружие, которого казалось  очень много. Именно в этот момент для самых близких людей Руслана покой кончился. А он, наоборот, был спокоен: говорил, что все будет хорошо и он не может не вернуться, ведь сына, который должен был скоро родится, должен растить отец.

День 29 августа 2001 года унес жизни двух наших бойцов. Николай Симоненко и Руслан Куценко погибли вместе. Но еще более страшным кажется то, что по прибытию на пункт временной дислокации только они из всего отряда не распаковали свои вещи сразу, почти на всех последних фотографиях Руслан и Николай оказывались рядом, а еще, на далекой родине, где их похоронили тоже рядом, они жили на одной улице, только в разных ее концах.

Этот день стал для супруги Руслана самым страшным днем в ее жизни. Когда-то она не могла поверить своему счастью: ее, обычную девушку, полюбил настоящий мужчина, защитник, золотой человек. Руслан не был разбалованным и всему знал цену. У него не было много друзей, но те, что были – пронесли дружбу через годы. А еще в нем была задорная ребяческая нотка – там, где он появлялся, царили смех и веселье. Но вместе с этим в нем уживалась и серьезность, и самостоятельность, и решительность.

В семье бережно хранятся все фотографии, ведь их часто перебирает сын Руслана, который смотрит на мир глазами точь-в-точь как у папы. И одна из этих фотографий — особенная: ее Руслан хранил долгих два года армейской жизни. На ее обратной стороне своей рукой он написал: «Будет ждать». И Лена ждала.

Евгения Васильевна – очень сильная женщина. Она не отчаялась. Подрастающий внук – вот ее жизнь. Руслан приходит теперь только во сне. В этот миг мать с замиранием сердца просыпается и смотрит в темноту. И тогда мимо начинают проплывать воспоминания: вот в семнадцать лет Руслан сам смастерил карт и катал на нем соседских ребят… А вот они вместе идут по дороге в детский сад, Руслан собирает цветы и вдруг говорит: «Мам, ты знаешь кем я буду, когда вырасту?…»

 

%d1%81%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%bd%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%beСимоненко Николай Александрович

(08 сентября 1978 г. – 29 августа 2001 г.)

старший сержант милиции

 Родился в городе Абакане Республики Хакасия. В Органах внутренних дел служил с июля 1999 года. Последняя должность – милиционер-боец ОМОН МВД Хакасии. Дважды направлялся в служебные командировки в Северо-Кавказский регион (22.11.2000 г. – 18.01.2001 г., 8.08. – 29.08.2001 г.).

8 августа 2001 года был направлен в служебную командировку в Чеченскую республику. 29 августа 2001 года, в период нахождения в командировке, старший сержант милиции Николай Симоненко в составе группы из числа сотрудников  ОМОН МВД Хакасии после смены суточного дежурства на блокпосту населенного пункта Курчалой возвращались на служебной автомашине УРАЛ-4320 в пункт временной дислокации. На автодороге Белоречье-Курчалой автомашина с сотрудниками была подорвана на радиоуправляемом фугасе. Одновременно с подрывом по автомобилю из засады боевиками был открыт огонь из автоматического оружия и гранатометов. Наши бойцы выстояли и сумели дать достойный отпор боевикам. Однако в этом бою от тяжелых осколочных ранений, ожогов и большой потери крови Николай Симоненко погиб.

За мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга в условиях, сопряженных с реальным риском для жизни, старший сержант милиции Николай Симоненко награжден орденом Мужества (посмертно).

 Читая эти строки, в душе поднимаются тяжелые чувства. Но эти чувства – ничто, по сравнению с той трагедией, которую пережили родители Николая и его близкие.

Когда из жизни уходят люди мы, порой, понимаем, что так было нужно, что всему свое время, и что, в конце концов, нельзя жить вечно. Но когда из жизни уходят дети…

Колюшка, как ласково называет Николая его отец – Александр Петрович, был обычным ребенком. Добрый, ласковый, спокойный он и на строгость отца-то отвечал: «Ну что ты, папка…», и все сразу становилось на свои места. Да и соседские ребятишки всегда к нему тянулись. Младшие говорили: «Хорошо с Колькой по городу ходить – никто не задирается». Старшие же друзья за высокий рост, косую сажень в плечах, недюжинную силу и природное умение мирно урегулировать любые конфликты, прозвали его «миротворцем».

В доме у Симоненко всегда было шумно, его двери были открыты для многочисленных друзей Николая. И даже когда школьные годы остались позади и перед Колюшкой открылись двери новой, взрослой жизни, в которой он выбрал не институт, а армию, друзья продолжали навещать родителей Николая.

После армии, он пошел на службу в группу захвата вневедомственной охраны при МВД Хакасии. А потом судьба сложилась так, что он встретил знакомых ребят, которые и предложили Николаю попробовать себя в Отряде милиции особого назначения. Вступительные испытания Николай выдержал достойно, и с этих пор началась совсем другая, новая жизнь, насыщенная людьми, событиями и пылью Чеченских дорог.

Но и тогда, когда служба отнимала большую часть времени, Николай не забывал о своих родителях и друзьях. Еще с детства он с отцом ходил на охоту, рыбалку, впитывая охотничьи хитрости и секреты. Своих друзей-сослуживцев Николай научил ловить зайцев: «С ним нигде не пропадешь», — весело смеялись они.

Любовь к природе, привитая отцом, сделала характер Николая мягким, но стойким, способным преодолеть любые трудности. И готовясь в свою последнюю командировку в Чечню, Колюшка, успокаивая родителей, говорил: «Мам, пап, с нами едет командир. Ну что плохого может случиться?..».

В тот злополучный день 29 августа, Александр Петрович был в тайге, как вдруг что-то защемило в груди, и сердце забилось как-то неровно, будто хотело остановиться. А дома он узнал страшную весть. Сын погиб. Ему было всего 21. Колюшка не дожил до своего 22-двухлетия всего несколько дней. Александр Петрович был раздавлен, а Галина Кирилловна – безутешна в своем материнском горе.

Первый год после случившегося прошел для родителей Николая словно в тумане. В наследство от пережитой трагедии они получили подорванное горем здоровье и  Вечную Память о своем погибшем сыне. Галина Кирилловна до сих пор не может говорить о Колюшке без слез. Дрожащими руками она перебирает его фотографии, на которых Николай смотрит на нее с улыбкой, как живой, пересматривает кассету с записью его дня рождения, перечитывает письма из армии. Она часто вспоминает, как Колюшка читал для нее стихи своей любимой поэтессы — Анны Ахматовой и с трепетом смотрит на свои ладони, на которых лежат ордена ее сына – последнее, что от него осталось. А ведь эти ладони до сих пор помнят его тепло, помнят, как ее руки, руки матери, качали маленького Колюшку – долгожданного первенца…

Грустные глаза Галины Кирилловны начинают светиться тогда, когда она начинает говорить о своем внуке – Артемке. У Николая есть родная сестра – Маша, Машенька – это он дал ей имя тогда, когда ему было всего 3 года и тогда, когда родители еще не знали, кто родится: мальчик или девочка. Артемка — сын Маши: непоседа, шалун и внешне очень похож на Николая. Правда, Александр Петрович сетует: «Игрушки стали делать какие-то ненадежные – на 2 дня хватает…».

С появлением Артемки жизнь в доме Симоненко обрела новый смысл. Друзья Николая по-прежнему не забывают его родителей, и каждый год 8 сентября приходят к ним в дом. А в средней общеобразовательной школе № 23, в которой учился Николай, и которая носит его имя, в этот день проходят посвященные ему мероприятия. Это не единственный день, когда учителя и ученики отдают Николаю Симоненко дань Памяти: есть еще 23 февраля, 9 мая. Но те, кто знал и учил Николая только сейчас, спустя столько лет после его гибели, могут говорить о нем не со слезами, а с тупой болью в груди, считают, что этого бесконечно мало. И поэтому они почти каждый день вспоминают о нем, говорят о нем, рассказывают о нем. Благодаря их стараниям в школе нет ни одного ученика, кто бы не знал Николая Симоненко. И даже те, кому не посчастливилось с ним учиться — равняются на него — прилежного ученика, который, как и многие, любил сидеть на задней парте, равняются на него как на прекрасного сына, хорошего друга, и, в конечном итоге, как на обычного человека, который отдал свою жизнь, исполняя свой служебный долг.

Память о Николае Симоненко живет и продолжает жить. Галина Кирилловна и Александр Петрович учатся жить по-новому. В семье Симоненко теперь 2 фронтовика: дед – Петр Тимофеевич, прошедший всю Великую отечественную войну и внук Колюшка, погибший в совсем другой войне, тогда, когда, казалось бы, уже не должно быть места человеческой жестокости. А Бог почему-то молчит и не отвечает на бесконечные вопросы: «За что?» и «Почему?».

 

Материал подготовила:

Морозова Мария Валерьевна

Старший референт ОИиОС МВД по Республике Хакасия 

майор внутренней службы